Сайт работает в режиме только на чтение.

Марсель Пруст: воспоминание

Марсель Пруст лежит на кровати, мучается приступами астмы и вспоминает свою жизнь. И тут сразу же появляется проблема понимания текста. Воспоминание воспоминанию рознь. В нормальном режиме человеческое сознание может воспроизводить только места, события, людей совершенно поверхностно как смену узоров калейдоскопа.

Но, воспоминания Марселя совершенно другого рода. Он проваливается в дремоту, сознание перестает показывать картинки, поток надежно заблокирован. Пруст при том не уснул, он оказался в лимбе между сном и явью, его телесные свойства утрачены, он может путешествовать между мирами.

Воспоминания:

Представьте старика Пруста, усевшегося на складной стульчик возле океана воспоминаний, он скрывает предметы, которые раньше приняли участие в производстве воспоминаний. На каждый из них пришлепано переживание Марселя, им утраченное и зашитое в предмете. Чтобы вернуть забытое чувство нужно извлечь предмет, бросить его в пространство понимания, на зеленый луг возле стула.

Коснувшись травы, предмет пустит корни, прорастет в почву и создаст ушедшую ситуацию, она вытащит из души Пруста утраченное переживание.

                                                      Книга

Марсель зацепил книгу, его бесформенное тело перетекло вовнутрь сюжета: «мне казалось, что я сам являюсь тем, о чем говорила книга; церковью, квартетом, соперничеством Франциска I и Карла V.» Стоило только полностью раствориться в содержании, как завершенность формы, совпадение точек пространства сюжета и растекшегося тела Марселя создают время. Начало времени в этой композиции производит скорость и выталкивает Пруста из сюжета книги.

                                        Путешественник

Отдаленный свисток паровоза вытащил наружу свойство, свойство расстояния. Как только возникает понятие пространства, так сразу же оно предполагает его преодоление. Бесформенное тело Пруста растянулось через пустынную дорогу до самой железнодорожной станции. Стоило только заполнить пространство каждой, вытянувшейся клеточкой организма, как снова время вытолкнуло его из воспоминания.

                                               Больной

Страдание изменяет свойство времени. По сути дела, каждое состояние, переживаемое человеком - это целый мир, имеющий свою скорость времени. Страдание больного в ожидании помощи или хотя бы сочувствия превращает секунды в минуты, минуты в часы, ночь длится целую вечность. Переживание подвисает, любая попытка переключить внимание упирается в боль, невыносимое переживание…

                                           Я

Стоило только на удочку зацепить ботинок дедушки, только он коснулся почвы как из него начала вырастать нога дедушки, затем туловище и протянутая рука, которой он сжимал вихры 10-летнего Марселя. Как только из кудрявых волос появилась голова мальчика, а затем всё его тело переживание получило длительность и сменилось другим…всё кончилось после стрижки…

                            Наслаждение

Из ребра Марселя выросла прекрасная девушка, романтика захлестнула всё тело страдальца…
Воспоминания выдавливают собственное я, обезличивают его. Восстановить его можно только через предметы. В течении жизни человек рассыпается частями своей души во множество предметов, он связан с ними невидимыми нитями. Чтобы узнать себя, нужно воссоздать свои свойства, именно ту определенность, что я есть.

Это возможно только через воспоминание. Теория знания как воспоминания принадлежит Платону Афинскому. В диалоге «Менон» Сократ расспрашивает неграмотного мальчика раба и тот воспроизводит теорему Пифагора, с которой он ранее был не знаком. Из чего Сократ делает вывод, что знание – это припоминание идей, которые уже всегда и вечно содержаться в сознании человека. При этом чувственные вещи предметного мира служат всего лишь для приведения разума в возбужденное состояние, они дают толчок для воспоминаний.

Марсель Пруст уточнил механизм воспоминаний. Сначала часть человеческой души в ходе жизни кусочками рассыпается по предметам, своего рода опредмечивается.

Представьте злую снежную королеву, совершенно бездушную, которая ненавидит всё живое и охотится на кентавров. В которых соединено несоединимое – часть человеческой души и предмет внешнего мира. Так вот эта жуткая женщина, своим посохом замораживает кентавров, они не умирают, а покрываются льдом и впадают в паралич.

Все они части человеческой души и задача человека собрать их воедино, победить снежную королеву, оживить кентавров, увидеть, что в них от тебя самого, а что из предметного мира является героической задачей каждого. Своеобразный процесс сначала опредмечивания внутреннего мира, иначе невозможно его сгусткам придать форму, не иначе как через назначение понятия. А затем встает задача получения смысла понятия и включается обратный процесс распредмечивания внутреннего мира, соединения всех утраченных частей души. В конце процесса получается я, тот самый я, который был совершенно ранее не определен.

Так вот это процесс воспоминания, без него не может быть ни какого знания, тем более восприятие себя самого как целого. Ведь в чем по сути дела состоит внутренняя жизнь человека?

Внутри меня какой-то голос всё время существует и спорит со мной, то создает непереносимое чувство вины и угрызения совести, то пугает меня навязчивой идеей, одним словом – разрушает мою целостность, отвращая меня от выполнения основной задачи моей жизни - поиска себя самого.

Чтобы определить собственное я нужно нырнуть в предметный мир, остановить круговерть стен комнаты, тогда можно будет восстановить время и пространство. Только так возникает определенность я.

Поразительно, но этот механизм движения мысли точно воспроизводит античный подход к этому вопросу. Бесформенная мысль движется ко мне и может быть мною узнана только при условии, что моё я имеет соответствующее знание. Только тогда я могу усвоить эту мысль и сделать её своей через придания формы, качества и объема посредством особенностей своего я. Но эволюция создала механизм восприятия. Любая мысль может быть воспринята только через понятие, а понятие всегда прикреплено к предмету или опредмечено.

И тут появляется на горизонте злая шутка над всем человечеством. В понятии вот та изначальная мысль не только изменяется до неузнаваемости через пришлепывание того, что вложено в ней от меня, так ещё по окончании процесса понятие застывает, выпадает в осадок и кристаллизуется. Примерно как засохшее сморщенное яблоко. А они сыплются потоком и засыпают каждого!

Так вот Пруст, вслед за античными философами, вернул нормальное понимание процессу формирования понятий. Мысль жива и находится в пространстве понимания, она имеет, поэтому, характеристику времени, длительность её удержания. Как только она воспринимается как длящийся поток в объемном пространстве, так сразу же она делается живой, способной рождать сложные объекты, описываемые топологией.

Давайте решим школьную задачу по одурачиванию людей. В России не конкурентные выборы, пространство выборов представляет собой искаженное поле, в котором мяч всегда летит в одни ворота. Эта аномалия создана порочным кругом, большинство ресурсов так или иначе принадлежит власти, она их использует для порчи избирательного пространства, выборы всегда совершенно предсказуемы. Если даже не победит кандидат от ЕР, то победит из филиала ЕР из ЛДПР или КПРФ. Ни отдельный человек, ни группа людей не могут исправить искажение поля, поэтому ходить на выборы, работать наблюдателем или в участковой избирательной комиссии, выдвигать свою кандидатуру совершенно бессмысленно. Лучше принять позу и игнорировать политический процесс.

Вот посмотрите, как я закидал вас сморщенными яблоками. Чего нет в этой картине мира? В ней нет времени, изменчивости, которая может происходить только в объемном пространстве. А давайте теперь поместим наши гнилые яблоки в пространство понимания, ведь именно в нем заключено политическое пространство.

Как только я произношу слова «политический процесс», так сразу же вопрос попадает в объемное пространство. Вот то искаженное выборное поля всего лишь ничтожная часть политического процесса. Оно искажено только по той причине, что многие люди отказываются занимать свои точки в политическом процессе, и отдают их властям. Только при этом условии кучка людей может контролировать политическое пространство, но они не способны контролировать политический процесс. Он огромен, изменчив, и не сводится к одним выборам.

Контролировать его может только общество целиком и для этого просто нужно занять предназначенные точки пространства каждому гражданину. Все кандидаты провластные? Не беда, поставьте галочки против всех фамилий и сделайте бюллетень недействительным.

Пойдите наблюдателем, в муниципальные депутаты, станьте членом комиссии – каждое действие ведет к не большому выравниванию политического пространства.

Что за операцию я сейчас провел? Я взял мысль и поместил её в пространство понимания, создал живой поток сознания, сцепленный с большой архитектурой систем. Благодаря этой процедуре я сразу вижу всё, что касается данного вопроса и отсекаю саму возможность манипуляции моим сознанием. Это моё пространство и любой чужеродный элемент в виде сморщенных яблок пропагандонов начинает жутко вонять и, совершенно машинально, вызывает отторжение на подсознательном уровне. Мне не приходится особо напрягать ум, чтобы принять правильное решение.

pskмысличеловеклитературапруст
415
468.685 GOLOS
0
В избранное
varja
На Golos с 2017 M06
415
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (2)
Сортировать по:
Сначала старые