Белль, Некрасов, Солженицын - три товарища, которые для советской власти были не товарищами

detailed_picture.jpg
(*)

Судьбы этих трёх талантливых людей переплелись причудливым способом. Они чувствовали симпатию друг к другу и какое-то родство. Их троих можно назвать совестью нации. Немецкий писатель стал ангелом-хранителем для двоих советских коллег...

Генрих Белль родился 21 декабря 1917 года в городе Кельн. Тяга к сочинительству у будущего Нобелевского лауреата проявилась в раннем возрасте. В 1933 году к власти в Германии пришёл Гитлер. Вся семья Белля относилась с отвращением к новым порядкам. Отец Генриха был столяром резчиком. Способ жизни, который он считал приемлемым для своей семьи, загнал его в долги. Мастеру намекнули, что если кто то из членов семьи вступит в штурмовики, он получит выгодный заказ. На семейном совете было решено, что брат Генриха Алоиз запишется в штурмовики. Алоиз подчинился воле родственников, но не простил им этого решения. Но Рейх не ограничился Алоизом. Генриху Беллю пришлось отрабатывать тяжёлое трудовое обязательство из-за отказа вступать в Гитлерюгенд. А в 1939 году, когда уже определился с желанием стать писателем, его мобилизовали в ряды вермахта. Вторую мировую войну Белль отслужил связником, и ему не пришлось стрелять в людей. Свою войну он начал в Польше, продолжил во Франции, а потом Гитлер решил расширить жизненный простор арийской расы за счёт украинских чернозёмов. Так Генрих Белль увидел Крым, Одессу, Львов...

Белль не верил в справедливость войны, начатой Гитлером, но во Франции тоже ощутил " хмель победителя", знакомый только военным: "Он существует, и он иррациональный, не имеет никакого отношения к политике, и враги или друзья тут ни причём; причины его физиологические. Человек после ужасного напряжения, после того, как промаршировал 60 километров, вдруг попадает в село и не владеет собой. Такое тоже бывает..." После войны не скрывал, что тоже почувствовал не опьянение, а наоборот, подчёркивал на этом в своих интервью, надеясь предупредить будущие войны.

Несколько раз он был ранен, лечился в госпиталях Румынии и Венгрии. Именно на украинском фронте начинается период службы Белля, который его биографы сравнивают с анабазисом бравого вояка Швейка, который пытался попасть в свою часть, двигаясь в противоположном направлении. Сначала Генрих Белль разными путями добивался право на отпуск. Уже дома его жена делала ему уколы, от которых повышалась температура, что бы врачи могли дать отсрочку для возвращения на фронт. Отпуск и лечение Белля всё больше напоминали дезертирство, которое каралось трибуналом. Конец войны Генрих встретил в американском плену. А в 1947 году заявил о себя как о писателя.

В 1949 году Генрих Белль пишет свою "львовскую" повесть "Поезд точно по расписанию". Герой с рассказа возвращается из отпуска на украинский фронт с уверенностью, что погибнет, и его предчувствия сбываются. Он погибает под Стрием. Талант Белля быстро получил признание, и уже в 1951 году он смог разрешить себе сосредоточиться исключительно на писательстве. В 1972 году Генрих Белль получил Нобелевскую премию по литературе.

С 1956 года книги Генриха Белля начали печатать в Советском Союзе. Успех в СССР был таким, что его книги продавались мигом. В 1962 году Генрих Белль приехал в Москву, где ему организовали встречу в Доме литераторов. Во время встречи он получил записку: "Господин Белль, что вы делали во время войны?". Вадим Кожевников, который опекал немецкого гостя, а в годы войны был военным корреспондентом, заявил, что Белль не обязан отвечать на этот не тактичный вопрос: " Тут не съезде ветеранов войны, мы собрались, что бы говорить о литературе". Но Генрих Белль не мог не ответить:" нет , я отвечу. Да, я был солдатом вермахта до 1945 года. Я пришёл в вашу страну. Я мог бы сегодня сказать, что не стрелял. Но это не снимает с меня ответственности. В Киеве я видел, как гнали евреев в Бабин Яр. В Одессе - как гнали одесских евреев в гетто. Я понял всю ответственность за преступления гитлеровского вермахта. Именно об этом я и пишу". После этого получил ещё одну записку:"Я был пулемётчиком на тех же участках фронта, где были и вы. И сегодня я счастлив, что вас тогда не убил".

Окопную правду войны творчества Некрасова считали вредной

На следующий день Генриха Белля представили Виктору Некрасову. Виктор Некрасов родился в 1911 году в Киеве. На момент нападения Германии на Советский Союз служил в Театре Красной армии в Ростове и таким образом мог уберечься от фронта. Но он добился отправления на фронт, где служил военным инженером и сапёром. Был награждён медалями "за оборону Сталинграда", "За отвагу" и орденом "Красной звезды". На фронте был дважды очень тяжело ранен. Первое ранение под Донецком лишило его возможности иметь детей и семью. После второго ранения в Польше в 1945 году его демобилизировали. В 1946 году журнал "Знамя" опубликовал повесть Виктора Некрасова " В окопах Сталинграда", которая поражает своей правдой. Она и принесла вчерашнему фронтовику признание. В 1947 году Виктор Некрасов получил Сталинскую премию 2 степени. Премию потратил на приобретение инвалидных колясок для покалеченных ветеранов. В 1956 году повесть легла в основу фильма "Солдаты". Но даже во времена хрущёвской "оттепели" находились такие, кто считал окопную правду войны в творчестве Некрасова вредной. Знакомство с Генрихом Беллем стало началом великой дружбы, хотя им и приходилось общаться через переводчика.

День победы встретил в тюрьме

Кроме Виктора Некрасова, в СССР у Генриха Белля появился ещё один товарищ, тоже ветеран Второй мировой войны. Александр Солженицын в годы войны служил в артиллерии, был награждён орденами Отечественной войны и Красной звездой. В годы оттепели после возвращения из ГУЛАГа тоже был награждён медалями "За победу над Германией" и "За взятие Кенинсберга". Но с 3 февраля 1945 года капитана Солженицина арестовали за критические высказывания в адрес Сталина, так что День Победы он встретил в тюрьме. Следующих восемь лет Солженицин отбывал в исправительных лагерях. После освобождения отбывал ссылку в Казахстане до реабилитации в 1957 году. В 1961 году благодаря Александру Твардовскому и Никите Хрущову в журнале "Новый мир" был опубликован его рассказ "Один день Ивана Денисовича".

Генрих Белль посвятил Солженицину четыре статьи и помогал с передачей рукописей за границу. Поддержка инакомыслящих начала отворачивать от немецкого писателя советскую власть, которая надеялась использовать его с целью пропаганды. В 1968 году Генрих Белль оказался в Праге именно во время вторжения советских войск в Чехословакию. Он стал свидетелем расстрела невооружённых чехов. Вместе с тем, Белль сочувствовал и советским солдатам, в глазах которых видел разочарование, когда они поняли, что в Прагу их бросили не на маневры. Видел и тех, кто покончил жизнь самоубийством. Белль начал относиться к советской власти ещё строже.

Генрих Белль приютил Солженицына и Некрасова

В 1970 году Александр Солженицын стал лауреатом Нобелевской премии по литературе. Для советской власти это был удар. В советской прессе начали травить Солженицина, а самому лауреату было предложено выехать из СССР. 11 января 1974 года в газете Die Zeit" вышла статья Генриха Белля на защиту Солженицына: "Теперь всё повторится опять: клевета, обиды, война нервов против Солженицына. В газетах и журналах будут печатать обычные для таких случаев статьи. И опять нас будут обвинять, что мы являемся сообщниками Холодной войны. Коллеги Солженицына отрекутся от него и примут участие в травлении. Я спрашиваю себя, а так же секретарей и членов Союза советских писателей: неужели это всё будет длиться вечно? Неужели это не прекратится до тех пор, пока Солженицына, с его семьёй не заставят выехать за границу?". Белль советовал советской власти прекратить преследование Солженицына, потому что считал, что издание его книг, наоборот, пойдёт на пользу Советскому Союзу, так как СССР сможет избавиться от духа прошлого, духа страха. Но 13 февраля 1974 года Солженицина принудительно отправили за границу. Первым приютом в изгнании для него стал дом Генриха Белля.

Два Нобелевских лауреата по литературе под одной крышей наконец то могли наговориться, ведь Солженицын теперь мог не остерегаться ни сексотов, ни доносов. Разговоры этих двоих выдающихся писателей определили, насколько разные миры они представляют. Как то у Белля и Солженицына возник спор, что делать, если советские танки вторгнутся в ФРГ. Белль считал, что в случае вероятной войны немцы должны сдаться, чтобы сохранить историческое лицо европейских городов. Тогда Солженицын спросил, что Белль будет делать в оккупации. "Пить пиво и дискутировать на философские темы", - ответил Белль. "Первое, что вы увидите при советской власти, это таблички на дверях баров "Пива нет", - уверенно ответил Солженицын.

Почти одновременно с Солженицыным оказался за границей и Виктор Некрасов. После окончания хрущовской "отлыги" ветеран, считавший, что воевал под Сталинградом не за то, чтобы инакомыслящих бросали за решётку, и хотел, чтобы на месте Бабиного Яра строили не стадион, а мемориал, был очень неудобен для советской власти. В 1972 году его исключили из Союза писателей, потом из партии. Книги Некрасова начали изымать из библиотек. В 1974 году в его квартире состоялся обыск. Незаконченное письмо к Генриху Беллю было изъято как улика к деле. В этом же году Некрасов воспользовался вызовом дяди, жившего в Швейцарии, добился выезда за границу чтобы проведать родственника и не вернулся. Именно так и состоялась его новая встреча с Генрихом Беллем. Виктор Некрасов вспоминал, что через 21 год встретились так, будто расстались совсем недавно. Двум товарищам всё так же нужен был переводчик, а тему для разговоров были не весёлые - Берлинская стена и домашний арест Сахарова.

Советская власть дала понять, что Беллю тут не рады

Из-за поддержки диссидентов советская власть перестала издавать книги Белля. Таким образом в СССР под запрет попали книги ветеранов-красноармейцев и немецкого Нобелевского лауреата. В то же время в СССР можно было купить двухтомник произведений Кнута Гамсуна 1970 года издания. Хоть и этот Нобелевский лауреат по литературе в некрологе Гитлера назвал его "Борцом за права народов", а его сын воевал в дивизии СС "Викинг".

В 1976 году убили Константина Богатырёва, ещё одного советского ветерана, который был товарищем Белля. Убийц не нашли. Смерть Богатырёва его товарищи связывали с его правозащитной деятельностью. Перед этим Богатырёв также сделал анализ советских переводов романа Белля "Глазами клоуна" и обнаружил сорок страниц искажённого перевода, в следствии чего роман из антиклерикального превратился в антирелигиозный. Поднялся скандал, после которого на советские переводы своих произведений начали обращать внимание и другие авторы. В 1979 году Генрих Белль вместе с семьёй приехал проведать семью Богатырёвых. Советская власть не решилась запретить въезд Нобелевскому лауреату, но сделала всё, чтобы он почувствовал, что ему не рады. Генрих Белль болел диабетом, и ему приходилось придерживаться сурового графика приёма инсулина и пищи. КГБ не побоялось поставить под угрозу здоровье нежеланного гостя, и водитель при любой возможности саботировал запланированный график, а официант отворачивался спиной к клиентам в почти пустом ресторане. Больше в СССР Генрих Белль не возвращался.

Его ещё при жизни назвали "совестью немецкой нации", но он не любил этот титул. Он, наоборот, отрицал, что писатель призван только пробуждать совесть, а совестью является парламент, законы и правовая система. Свою славу он называл лишь инструментом для того чтобы добиваться чего-то для других. В последние годы своей жизни писатель пытался добиться освобождения Василия Стуса, но ему это не удалось.

Умер Генрих Белль 16 июля 1985 года.

апвот50-50жизньисторияpsk
1596
8296.887 GOLOS
0
В избранное
Пашка
пишу
1596
0
Комментарии (25)
Сортировать по:
Популярности
Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий
Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.