ЖИЗНЬ И БОРЬБА ЛЮДКИ ПАРАМОНОВОЙ Воздушный змей

Людка улетала из Шарм-Эль-Шейх счастливой и умиротворённой. Ведь что не даёт несчастному человеку стать счастливым? Сожаление о прошлом, тревога за будущее и неблагодарность за настоящее. Она великолепно оттянулась в шикарном «Baron Resort», её ждал челночный рейс, с которым она сюда прилетела – многие уже были знакомы – а дома ждала работа, по которой она даже начала скучать.

Да, пять часов – сидя в кресле, довольно неудобном, где её коленки не вполне помещались, но буквально 100-200 граммов коньяка превращали это кресло в удобное и комфортное кресло-качалку. А всего-то надо пластиковую бутылочку с пластиковой пробкой засунуть во внутренний карман широкой куртки – личного шмона пока нет, а при проходе через рамку она не зазвенит. Но вообще, при желании, в Египте можно пронести в самолёт и настоящую бутылку, хотя и расслабляться и наглеть тоже не стоит. Если в России все как миленькие сдавали обувь на досмотр и шлёпали босиком через рамку, то в Египте до этого не доходили. Видно было, что не больно-то переживают за нас вежливые египтяне – лететь-то нам…

Но, правда, вот именно в Шарм-Эль- Шейхе у ней при посадке конфисковали маникюрные ножницы и выбросили в огромную кучу этих изделий. Это она забыла переложить их из сумочки в багаж. «Простите, офицер, но вы всерьёз думаете, что я могу ими перерезать весь экипаж?» - спросила она необычайно солидного инспектора в фуражке с кокардой. «Моя бы – смогла» - ответил он совершенно серьёзно и подмигнул.

Примерно через час полёта началась в самолёте непонятная движуха – забегали по проходу стюардессы и с ними один из пассажиров – худой и абсолютно лысый загорелый мужик лет пятидесяти. В конце концов он встал в проходе и, покашляв, сделал объявление:
«Уважаемые господа пассажиры! Прошу вас сохранять спокойствие, выдержку и оптимизм, но у нас случилась маленькая неприятность – из ручного багажа в салоне сбежали две змеи – кобра и гюрза. Прошу оставаться на своих местах и, по возможности – поменьше шевелиться. А мы пока быстренько найдём их и я посажу их обратно. Пожалуйста – не беспокойтесь, если что – то у меня с собой есть антизмеиные сыворотки и укус не будет смертелен. Но есть единственная просьба – так как яд кобры и гюрзы различен по воздействию на человека – один вызывает паралич дыхания и остановку сердца, а другой – заставляет свёртываться кровь и тромбами закупоривает сосуды, - то в случае укуса я вас убедительно прошу получше рассмотреть ту змею, что вас укусила, чтобы я смог вам дать именно нужный препарат. Тут хотелось бы не перепутать, в ваших же интересах…»

Реакция пассажиров Людку поразила. Она думала, будет гораздо громче. Но, похоже – мужики сразу поняли, что орать поздно и без толку, а дамы – просто лишились сил и воли к каким-либо действиям. Людка просто расслабилась и сделала несколько глубоких вдохов, обычно это её успокаивало. Вспомнила слова Вована – начальника их службы безопасности – «Бояться надо до или после!» Сейчас было поздно. А может – наоборот, рано.Первая команда была – внимательно осмотреться вокруг и доложить. Через какое-то время со второго ряда справа какая-то девчушка тянет руку. Она летела с бабкой – сухопарой невозмутимой леди с волевым лицом завуча. Она сидела у окна и почувствовала, что к её ногам кто-то привалился, на манёр кота, греющего ноги хозяйки. Оказалась – гюрза. Толщиной в руку, длиной под два метра. Кобры пока нигде не было видно. Освободили этот ряд и два других – до и после. Бабуля сидит молча, ни жива, ни мертва. Змеевладелец ползает под креслами, пассажиры наблюдают, самолёт летит, двигатели гудят, стюардессы стоят в проходах.

Потом он вылез оттуда и стал думать. Он начал неуверенно говорить – «надо как-то испугать змея, чтобы он оттуда решил уползти, а я его перехватил бы по дороге… Но напугать надо несильно, чтобы он от нервов не цапнул гражданку…» Он отчаянно взглянул на стюардесс – «а может, пусть лётчики сделают манёвр? Крутой вираж с большим креном, чтобы змей сам вывалился в проход? А уж я бы его…» Но этот план был отвергнут, так как наш брюхатый Боинг никак не тянул на истребитель, выполняющий фигуры высшего пилотажа. Но змеевладелец ни на секунду не терял хладнокровия и продолжал быть абсолютно спокоен, как экзаменатор на приёмных экзаменах в академию ФСБ. Он лихорадочно искал варианты. «Есть на борту фонарь посильнее?» -спросил он у стюардессы. «Да, в аварийном комплекте должен быть!» «Неси!». Сам он пошёл в хвост самолёта, к туалету, где в закутке находилось кресло стюардессы, и взял там чёрный плотный кожаный мешок – судя по всему, тара, в которой хранились змеи. Вместе с ним он скрылся под креслами.

Потом он взял фонарь, включил и направил под ноги бледной и вспотевшей бабули. «Ничего, держитесь, мадам! Сейчас я постараюсь его ослепить светом, не любит он яркое солнце, захочет забиться куда-нибудь в укромное место. Если всё пройдёт нормально – будете живы-здоровы. Сердце-то у вас как? Не прихватит со страху?» «Если до сих пор не умерла от страха, то, похоже, и не умру. Вы уж постарайтесь.» «Всё будет отлично, с внучкой вашей проблем нет, вытащим и вас. Так что не дрожите. В конце концов – вы уже достаточно пожили.» «Умеете вы утешить» - злобно ответила дамочка и замолчала, напрягшись.

А Людка вспомнила, что рассказывал на корпоративе их директор Витюша – он раньше ездил в Туркмению калымить – змей ловить и сдавать на местную фармацевтическую фабрику. Говорит – платили неплохие деньги, но сейчас всё заглохло – и змей стало мало – всех повыловили, и фабрика та давно стоит, и денег не платят не только за змей – а вообще никому. Хоть сам кусайся. Так вот – со взрослой гюрзы яду можно накапать чуть ли не пол-стакана, а достаточно одной маленькой капельки. Спасение одно – отрезать палец, в который она цапнет. Если успеешь в течение двух минут, то выживаемость – 90%. Ну, а если в руку или в ногу – то сыворотку и в больницу. Но это далеко не у всех получается.

Через какое-то время бабулька тихо зашептала – «она уходит!» «Спокойно, надо немного выждать – пусть она уляжется и успокоится» - сказал мужик-змеевладелец. Потом он аккуратно залез под кресла и вылез обратно с тщательно завязанным мешком. Нервно икнув, он громко объявил – «всем спасибо, все свободны!» Но кто-то вспомнил – «а вторая?» «Ну что теперь – всё бросим и начнём змею искать? Мы уж подлетаем к дому – предлагаю занять свои места. Прилетим, а потом уж разберёмся». Народ загудел, потом понемногу стих. «Пристегните ремни!» - объявили по радио.

Прилетели благополучно, а кобра так и не нашлась. Ну и чёрт с ней. Все ушли проходить таможню, только этот мужик остался в самолёте – своё добро сторожить. Людка с ним встретилась потом в очереди в налоговую – он рассказал, что мешок со змеями были в закутке у туалета в хвосте самолёта под присмотром стюардессы, а в туалет пошёл мальчонка и заинтересовался – что там в мешке шевелится? А стюардесса как раз вышла на вахту – раздавать обед пассажирам… Мальчуган развязал мешок, испугался и убежал. И не сказал никому. А он уж потом увидел, когда мешок уже был пуст. А что - ведь неплохой мужик оказался! Людка подумала – ну почему так всё в жизни – если нормальный мужик, так со змеями, а как без змей – так какой-то недоделанный…

stihi-ioпрозаические-миниатюрыбайкижизньсудьбабылоедумы
152
22.154 GOLOS
0
В избранное
На Golos с 2017 M07
152
0
Комментарии (3)
Сортировать по:
Популярности
Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий
Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.