Чему и как учили. Меня. В школе.

Хочу рассказать о своем школьном учителе математики. Точнее, не о нем лично, а о том, чему и как он нас учил. И не только математике. Поскольку настоящие его фамилия имя и отчество мало кому известны, да и в свете последних событий их, оказывается, нельзя поминать всуе, то я его буду называть Учитель.

Оценку у него можно было заработать только за проверку домашнего задания, самостоятельные и контрольные работы. Урок начинался с того, что он делил классную доску на две части. Писал на них задания и вызывал двух страдальцев к доске. Пока они корпели, проверялись домашние «заготовки» опросом с мест. Если кто-то решил пример или задачу неправильно и, в процессе ответа осознавал и исправлялся, уже устно, то оценка за это не снижалась. Главная задача была достигнута - ученик понял свою ошибку и сумел исправить ее. Если ученик ее не замечал, то Учитель спрашивал класс, может ли кто-нибудь что-нибудь добавить к ответу. Все уже ждали этого момента и быстро тянули руки. Отвечал первый попавшийся поднявший руку. Оценку за поправку Учитель не ставил, работали за «интерес». Потом проверял ответы работавших у доски, тоже с основным упором на понимание и, если была необходимость, с «помощью зала». Выставлялись заработанное в журнал и приступали ко всеми любимыми «устному счету» - без оценки. После этого шло объяснение «нового материала». Рассказав новую тему и решив нам, для затравки, пару примеров дальше мы шли все подряд к доске показывать свои умения. Здесь главный момент заключался в том, что это уже никак не оценивалось и никто не боялся сделать ошибку и получить нехорошую заниженную отметку. Объяснял он это просто – сейчас вы учитесь, кто-то не совсем понял, кто-то совсем не понял главное, чтобы вы научились и дома делали домашнее задание правильно. Причем, решали примеры тоже в своей последовательности. Пока ученик скрипел мелом мозгами спиной к классу, то никто не вмешивался. Отскрипев свое, либо закончив, либо споткнувшись на чем-либо, он поворачивался лицом к классу – если все было правильно, то Учитель кратко и доброжелательно резюмировал его труд и к доске шел следующий. Если была ошибка и стоящий у доски понимал, где он свернул с пути истинного, то имел полное и законное право ее исправить. Если нет, то, опять же, была «помощь зала». Затем выходил следующий, следующий и так, каруселью, до звонка. Поскольку дети разные, с разными интересами и способностями, то, естественно, происходила «усушка» и «утряска». В четвертом классе в этом конвейере были задействованы все, к девятому это уже больше напоминало «беличье колесо» из шести отличников и пяти реальных хорошистов. Остальные отдыхали записывали на местах.

Что касается «помощи зала». Учитель не уставал повторять нам, что человеку свойственно ошибаться и забывать, ошибаются все. Что нет ни одного человека на свете, который бы помнил всё. И признавал, и буквально заставлял нас признавать это право на ошибку и на забывчивость, что резко диссонировало с убеждениями всех остальных учителей. Но, вернемся к нашим … да-да, именно, к стоящим у доски. Как только стоящий запутывался, он оборачивался к «залу» и получал дружескую поддержку. Это воспитывало чувство локтя и снимало боязнь ошибки (на оценку же это не влияло за ее полным отсутствием). Сначала некоторые пытались подхихикивать, как это у нас детей принято, но, оказавшись сами несколько раз в роли барана забывчивого у доски быстро делал вывод. Правильный – не смейся сам да не осмеян будешь!

Это с точки зрения ученика. А с точки зрения учителя, или, точнее, мудреного слова «методики преподавания» это сильно освобождало его от рутинной работы – проверки тетрадей. Время от времени мы их сдавали на проверку и по пометкам, как у учителей принято, кстати, неправильно, красной ручкой, видно было, что проверены они добросовестно. Но, повторяю, без оценок. Т.е. за красивый почерк и халявную списанную с доски или из тетради товарища работу оценку получить было невозможно. Только за-ра-бо-тать! Такой способ проверки не отнимает лишнее время на оценивание и, затем, переноса журнала. С учетом количества тетрадей, классов и того, что нужные журналы надо было еще добыть взять в учительской ценного времени экономилось немало. И еще один аспект, психологический – запоминаются ошибки. Свободно, без страха, ошибаясь и запоминая свои и чужие ошибки мы потом спокойнее и увереннее чувствовали себя на контрольных, экзаменах и т.д.

upvote50-50мыслиобразованиеu75
117
0.167 GOLOS
0
В избранное
nickolas
На Golos с 2017 M08
117
0
Комментарии (9)
Сортировать по:
Популярности
Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий
Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.